Главная Антисемитизм Суд над антисемитами состоялся

Суд над антисемитами состоялся

E-mail Печать PDF
– В пятницу, 24 июня в Преображенском суде состоялось заседание, на котором было рассмотрено дело о нападении на гражданина Израиля Михаила Юсупова. 15 декабря 2004 года Михаил был ранен, а затем и ограблен тремя молодыми людьми, после того, как они узнали, что он еврей. Изначально процесс был объявлен открытым. Но перед началом судья Ирина Вырышева внезапно объявила, что процесс будет закрытым в связи с тем, что в нем участвуют несовершеннолетние, и попросила всех, кроме непосредственных участников, покинуть помещение.

Подсудимый Руслан Санин, нанесший Михаилу Юсупову удар заточкой, получил 5 лет по статье 162, часть 4 – "Разбойное нападение с причинением тяжкого вреда здоровью". Подсудимый Данила Дегтярев получил 8 месяцев лишения свободы по статье 161, часть 2. Подсудимый С. Маликов был признан экспертизой психически невменяемым, ему назначено принудительное лечение в стационаре. При вынесении приговора учитывалось то, что подсудимым на момент совершения преступления не было 16 лет, также сыграли свою роль данные им положительные характеристики из учебных заведений. Как сказал корреспонденту АЕН адвокат потерпевшего, не был вменен отягчающий вину признак – факт разжигания межнациональной и межрелигиозной розни, прямо предусмотренный в уголовном кодексе – статья 163, пункт Е, часть 1.

После суда наш корреспондент побеседовал с Михаилом Юсуповым.

- Расскажите, как все произошло…

- Я ехал к своей сестре. Сел в трамвай от метро "Преображенская площадь". У меня с собой была папка, на которой были изображены Магендавид и семисвечник. Эта папка осталась у меня с тех пор, как я ездил в Израиль по программе "Таглит". Именно тогда я получил израильское гражданство, а папка с тех пор была моим талисманом. В тот день в ней лежали очень важные документы.

Рядом со мной сидел молодой человек, который внимательно смотрел на меня и на мою папку, рассматривал, что на ней нарисовано. Позади меня сидели еще двое молодых людей. На вид им было 18-20 лет. Через некоторое время мой сосед встал и пошел назад, он начал договариваться о чем-то с теми двумя молодыми людьми. Потом молодой человек внезапно сзади приставил мне к горлу что-то остро заточенное, и начал водить им по горлу.

- В трамвае были другие пассажиры?

- Да, там было много людей, но никто не вмешался. Всю эту ситуацию видела и водитель трамвая.

Тот молодой человек меня спросил: "Вы кто по национальности будете?". Я говорю: "Еврей". Они отвечают: "Что-то вас много тут развелось". "Ребята, - говорю, - какие проблемы? Не приставайте ко мне". А двое молодых людей встали впереди меня, развернулись и говорят: "У тебя все нормально?". Я говорю: "Да". И один из них ударил меня ногой прямо в лицо. Разбил лицо. Я пытался защищаться. Потом один из них накинул мне куртку на голову, а другой, тот, что стоял с заточкой, нанес удар ею в спину.

У меня потекла кровь. После этого они начали требовать у меня мою папку, деньги и мобильный телефон. К этому времени мой телефон уже лежал на полу. Я вытащил все деньги, которые были с собой – 50 рублей, и отдал им. Я начал кричать: "Скажите, чтобы открыли двери", надеясь, что выбегу из трамвая, чтобы они меня не добили. Водитель открыла двери, и, слава Б-гу, они сами выбежали оттуда, забрав мою папку и телефон.

- Что было потом? Кто вызвал "скорую"?

- Ко мне подошел молодой человек, спросил: "У тебя есть близкие?". Он дал мне свой мобильный, и я позвонил папе. Папа вызвал "Скорую". Одновременно вызвала "скорую" и водитель трамвая. Потом приехала "Скорая" и реанимобиль, мне надели маску. Помню, что было очень много милиции. Потом поймали двоих, привели в реанимобиль, где я лежал, и я опознал их там. Меня привезли в институт Склифосовского с проникающим ранением груди и сделали две операции. Мне оперировали легкое, а еще через два дня - образовавшуюся в легком гематому. Мое состояние было оценено как "тяжкие телесные повреждения".

- Следователь приходил к вам в больницу?

- Нет. Я даже сам звонил из больницы следователю и спросил: "Вы придете?". Он ответил: "А зачем к Вам приходить? У меня нет времени. Вот выздоровеете – и сами приходите, и мы будем с вами работать". Только когда я сам написал заявление в прокуратуру, было возбуждено дело, и прокуратура взяла на себя ведение следствия. Поймали третьего. Те двое, которые были арестованы, долгое валили всю вину на него, но не выдавали его местонахождения и говорили, что его не знают. Но я-то прекрасно видел, кто меня ударил.

- Те трое, которые были задержаны, признались в своей принадлежности к каким-либо группировкам?

- Один из них – Маликов, признался, что сотрудничал с фашистскими организациями, но он был признан невменяемым.

- Расскажите о впечатлениях от первого слушания по Вашему делу…

- Уже само вынесение вердикта меня расстроило. Прокуратура отказалась возбуждать дело по статье "Межнациональная рознь". На предварительном слушании одному из нападавших было инкриминировано разбойное нападение с нанесением тяжких телесных повреждений, другому – "грабеж", третий был признан экспертизой психически невменяемым. Разбой, нанесение тяжких телесных повреждений признают, а межнациональную рознь – нет.

- Как Вы считаете, в чем причина?

- Думаю, что это, прежде всего политическое дело. Кроме того, прокуратура отказывается возбуждать дело по этой статье, ссылаясь на то, что нападавшим не было 16 лет.

- Разве закон не распространяется на тех, кому нет 16 лет?

- Точно не знаю. Так мне сказал мой следователь.

- Вы удовлетворены результатами суда?

- Я не удовлетворен вынесением приговора и собираюсь обжаловать заключение в Московском городском суде. Прежде всего, нет основ базироваться на том, на чем базировалась судья – на том, что нападавшим дали положительные характеристики из учебных заведений. Уму непостижимо, что это может настолько смягчить наказание.

- Как Вы считаете, будут ли наказаны по справедливости те, кто напал на Вас?

- Во всяком случае, я надеюсь на это. И я хочу добавить вот что: мы, евреи, должны сейчас держаться вместе. В последнее время проявления антисемитизма в России приняли массовый характер. Мы не живем в эпоху Холокоста, когда евреев убивали на улицах. Мы все должны бороться против этого.

Анна Баскакова