Главная Антисемитизм Пенсионерка не побоялась антисемитов

Пенсионерка не побоялась антисемитов

E-mail Печать PDF
– Вчера по Москве были расклеены плакаты антисемитского содержания. Узнав об этом, пенсионерка Светлана Ашурова сняла их, несмотря на сопротивление собравшейся вокруг толпы.

- Я так плакала, столько пережила, – рассказывает Светлана Ашурова корреспонденту АЕН. – Как только я услышала о плакатах, отправилась на ближайшую троллейбусную остановку – "Второй часовой завод", и увидела этот кошмар. Плакат был огромным, он был помещен на остановке между двумя стеклами – так, как обычно размещают рекламу. Люди подходили, смеялись, шушукались, говорили: "Давно пора евреев отсюда выгнать!".

Я сначала побоялась снимать плакат самостоятельно и побежала в милицию, в опорный пункт. Там мне ответили: "Уже звонили, плакаты есть и на улице Правды, и на Тверской, попробуем что-нибудь сделать!". Я побежала за своей собакой – у меня питбультерьер, снова вернулась. Уже стемнело. На остановке было полным-полно народу, все смотрели на плакат. Извлечь его из-за стекол было очень трудно. Я пошла к расположенному рядом банку, обратилась к охраннику: "Не поможете достать?". Тот подошел, прочитал плакат, сказал мне: "Еще чего не хватало" и пошел.

Тогда я привязала собаку к скамейке и попыталась вытащить сама. Смотрю - народ глядит на меня жестоко. А поддеть бумагу никак не получалось. Тогда я сходила домой за инструментами. Смотрю – люди стоят, читают. Я привязала собаку к скамейке и попросила собравшихся мне помочь. Услышала: "Ты с ума сошла - тебе помогать!". Тогда я говорю: "Отойдите, у меня злая собака". Кто-то сказал: "Выкинь эту жидовку со скамейки". Мужчина ответил: "Ты попробуй подойди. Сама видишь, какая у нее собака". Я боялась. Но помнила о своей цели - убрать эту мерзость. Наконец мне удалось отдавить стекло, я поддела бумагу, вытащила, свернула, Лица у людей вокруг были очень нехорошие. Я нашла и второй плакат – он был размещен на стенде на улице Правды, сорвала его. Третий мне найти не удалась, хотя я прошла пешком до самой улицы Фучика. Сегодня я отнесла плакаты в синагоги – один на Бронную, второй в Марьину рощу.

Состояние у меня до сих пор не очень хорошее. Мы родились здесь. Мой папа прошел всю войну. Не такая уж я смелая. Мне 60 с лишним лет, я ветеран труда, работала переводчиком в "Интуристе". Сейчас на пенсии, получаю три тысячи рублей, но не ропщу. Наверное, в конце концов, когда я доучу иврит, соберусь и уеду. Но пока я здесь, а не в Израиле - хочется быть полезной. Чтоб люди прозрели и не повторился 37-й год.

Не знаю, рискнула бы я снимать плакаты, будь я без собаки. Все время вспоминаю, как люди подходили, читали – и никто не хотел ничего предпринимать. Но если ситуация повторится – я буду снова и снова вытаскивать эту гадость и выбрасывать.

Дай Б-г, чтоб люди поняли: мы, евреи, против войны. Мы мечтаем об одном – чтобы она прекратилась и люди не убивали бы друг друга. Если бы при мне били еврея, таджика или араба – я бы вступилась точно так же. Мне одинаково больно видеть убитых еврейских и арабских детей. Я шла обратно с этими плакатами и плакала, у меня словно все сдавило внутри – так я была задета. Словно все померкло вокруг. Я боялась возненавидеть ту землю, по которой хожу.

Анна Баскакова