Рав Зоненфельд

E-mail Печать PDF

Великие раввины Израиля

Раввин Зоненфельд защищал евреев Иерусалима не только от физической, но и от духовной угрозы. Он боролся против нарушения заповедей, не боясь нарушить общепринятые нормы приличия. Подтверждением тому может служить история о дымящей трубе.

Раби Йосеф Хаим Зоненфельд (1849—1932), легендарный руководитель Иерусалимской общины. Родился в Словакии, тогда северной части Венгрии. Один из самых способных учеников Ктав-Софера, сына и преемника выдающегося талмудиста раби Моше Шрейбера, известного под именем Хатам-Софер.

В 1873 году переселился в Святую землю и обосновался в Старом городе. Близко сошелся с прославленной семьей раввинов Дискиных — раби Йеошуа Лейбом и его сыном, раби Ицхаком Ерухамом — вместе с которыми много сделал для превращения разрозненных групп жителей Иерусалима в монолитную общину «харедим». В 1920 году встал во главе городской общины, посвящая все свое время защите евреев Торы от посягательств со стороны разного рода новоявленных политических организаций. Содействовал созданию новых районов в городе и призывал своих сторонников принимать участие в великой заповеди заселения Святой земли.

У рава Зоненфельда было много противников политического характера, но не было личных врагов. Вот одна из историй, которые рассказываются о нем.

Однажды в разгар субботы соседи пожаловались, что на одной из улиц живет семья, открыто нарушающая законы субботы: у них из трубы валит дым! Рав тут же бросился на указанную улицу, вбежал в дом и принялся громко упрекать хозяев в том, что они намеренно зажигают огонь в субботу. Надо сказать, в те времена нерелигиозные жители Иерусалима стеснялись нагло попирать законы Торы. Хозяйка дома хладнокровно посмотрела на взволнованного рава и спокойно заявила, что они, культурные и образованные люди, не понимают, как это раввин может позволить себе без разрешения врываться в чужой дом да еще читать хозяевам нотации. Пришлось раву Зоненфельду объяснить свое поведение: «Тора предписывает в случае пожара без промедления бежать на помощь. Тут уже, извините, не до стука в дверь и не до обмена красивыми любезностями. О какой культуре поведения вы говорите, когда ваш дом полыхает всеми красками огня!»