Главная Биографии Раввинов Раби Натан бар Шимон Акоэн Адлер

Раби Натан бар Шимон Акоэн Адлер

E-mail Печать PDF

Еврейские Мудрецы

Выдающийся каббалист и учитель Хатам Софера. Несколько рассказов.

Раби Натан бар Шимон Акоэн Адлер (5502-5560 /1741-1800/ гг.) – выдающийся кабалист.

Родился десятого тевета 5502 /1741/ года в знатной коэнской семье, предки которой в течение нескольких веков жили во Франкфурте на Майне.

Был ближайшим учеником франкфуртского даяна (судьи) р. Давида-Тэвли Шифа (см.), впоследствии ставшего раввином Лондона. Учился также у главного раввина Франкфурта на Майне, выдающегося праведника р. Авраама-Абиша Франкфуртера (см.).

Кабалистическую традицию, и в частности духовное наследие Аризаля (см.), он воспринял от посланца Цфата р. Хаима Модаи (см.), который в течение двух лет жил в его франкфуртском доме.

В возрасте двадцати лет р. Натан Адлер основал во Франкфурте на Майне ешиву, в которую стекались одаренные юноши из многих стран Европы. Его ближайшим учеником был юный Моше Софер (Хатам Софер; см.), ставший впоследствии одним из духовных вождей своего поколения.

Наряду с углубленным изучением Талмуда и законодательных сводов, р. Натан Адлер приобщал своих ближайших учеников к сокровенным разделам Устной Торы, приоткрывая перед ними и тайны практической кабалы.

Хатам Софер вспоминал множество историй, связанных с особыми духовными способностями р. Адлера. Он рассказывал, например, как однажды по ложному доносу в дом наставника явились полицейские чиновники, чтобы конфисковать хранящийся у него свиток Торы. Поняв их намерения, р. Адлер, бережно взяв свиток в руки, встал с ним в самом центре комнаты. Полицейские перерыли все в доме, тщательно обыскав каждый угол, но не заметили ни свитка, ни самого р. Адлера, спокойно наблюдающего за происходящим, – потому что «он стал невидим» (Гдолей адорот).

Но особенное влияние оказывала на учеников сама личность наставника, отмеченная его исходящей из самой глубины сердца любовью к своему народу и заботой о каждом из сынов Израиля.

Рассказывают, что однажды вьюжной зимой он был приглашен в деревню под Франкфуртом на почетную роль сандака, на коленях которого лежит младенец в момент обрезания. Всю ночь р. Натан Адлер провел в дороге, чтобы рано утром выполнить возложенную на него роль. После церемонии обрезания, во время трапезы, собравшиеся вдруг заметили, что почетный гость исчез. После непродолжительных поисков его обнаружили во дворе, подпрыгивающим от холода. Он объяснил, что отпустил возницу немного погреться в дом, а сам взялся сторожить его лошадь – но вот уже целый час возница не возвращается. Вскоре нашли и возницу, спящего сном праведника на печи, – однако р. Натан не позволил его будить. Он согласился возвратиться к столу лишь после того, как кто-то из домочадцев сменил его на добровольном посту (Маасей авотейну, Тазриа).

Р. Натан Адлер был достаточно состоятельным человеком – однако всеми делами в семейном торговом доме управляла его жена, а он имел возможность посвящать все свое время изучению и преподаванию Торы. Двери его жилища не запирались ни днем, ни ночью – друзья и ученики приходили в любое время суток, чтобы вместе с ним разобраться в каком-либо сложном вопросе или воспользоваться книгами из его обширной библиотеки.

Рассказывают, что однажды, склонившись над священным манускриптом у окна своей комнаты, р. Натан Адлер заметил, что какой-то еврей залез в его дровяной сарай и вытаскивает оттуда охапки поленьев. Р. Натан Адлер закричал с дрожью в голосе: «Эфкер! – Все это бесхозное! С этой минуты я объявляю все свое имущество бесхозным!». Он выскочил на улицу, возбужденно схватил вора за край одежды и сказал: «Слава Б-гу! Как тебе повезло, что я выглянул в окно и, заметив тебя, успел объявить эти дрова бесхозными! Ведь иначе, не дай Б-г, ты бы мог преступить запрет Торы! Слава Б-гу! …А теперь, поскольку эти дрова никому не принадлежат, ты можешь с чистой совестью выбрать из них лучшие и взять, сколько тебе необходимо». Р. Натан Адлер помог растерявшемуся бедняку водрузить связки дров на плечи и проводил его до ворот» (Сарей амеа 1:8).

Р. Адлер остро чувствовал не только нужды и страдания отдельного человека, но и страдания всего народа.

Сохранились свидетельства, что каждую ночь он, опустившись на пол, без обуви, как Девятого ава, читал Тикун хацот (Полуночную молитву), оплакивая разрушенный Храм и судьбу народа, томящегося в бесконечном изгнании. Он многократно, с сердечной болью, повторял стихи из псалма (Теилим 137:5-6): «Если я забуду тебя, Йерушалаим, пусть онемеет моя десница! Пусть присохнет мой язык к небу, если не буду о тебе помнить…».

И согласно сказанному в том же псалме: «…Вознесу Йерушалаим на вершину моей радости», р. Натан Адлер стремился перед каждым праздником Суккот приобрести этрог, пальмовую ветвь и ветви мирта, привезенные именно из Земли Израиля, – и лицо его светилось от счастья, когда он удостаивался произносить благословение на эти растения, согретые теплом родины.

В качестве коэна в своей синагоге он произносил коэнское благословение каждый день, как это принято лишь на Святой Земле, в то время как во всех странах рассеяния коэны благословляли общину только в праздники.

Более того, р. Натан Адлер был единственным из выдающихся ашкеназских мудрецов, кто молился и изучал Тору, произнося слова святого языка по-сефардски, – поскольку именно так говорили на Земле Израиля. Сефардский вариант произношения он воспринял от уже упомянутого посланца Цфата р. Хаима Модаи, с которым в течение двух лет говорил только на святом языке (Сарей амеа 1:8).

В 5542 /1782/ году р. Натан Адлер был приглашен занять пост раввина в моравском городке Босковиче.

Покидая Франкфурт на Майне, он отказался взять с собой в дальний путь кого-либо из учеников. Предание свидетельствует, что двадцатилетний Моше Софер бежал за его повозкой много километров – до тех пор, пока наставник не разрешил ему занять место рядом с собой.

Моше Софер вспоминал, что во время дальней дороги пала одна из двух лошадей, и возница отправился в ближайшее поселение, чтобы приобрести замену. Через некоторое время он возвратился, ведя под уздцы …осла. Завидев осла, р. Натан Адлер спрыгнул с повозки и пустился в пляс. «Только ради этого стоило уехать так далеко от Франкфурта!» – воскликнул он. На недоуменный вопрос ученика, не понимавшего причины веселья, р. Натан пояснил: благодаря вознице они удостоились выполнить очень редкую заповедь «Не паши на быке и осле вместе» (Дварим 22:10) – ведь этот запрет Торы подразумевает также использование двух разных видов животных для совместного перемещения повозки. По просьбе р. Адлера возница отвел обратно осла и приобрел вместо него коня (Маасей авотейну, Ки теце).

В Босковиче р. Адлер провел только три года – в общине этого городка не смогли примириться с теми строгими требованиями, которые он предъявлял, – и особенно в области забоя скота и кашерности мясной пищи. Р. Адлер был вынужден оставить свое раввинское кресло и вернуться во Франкфурт на Майне, где возобновил работу ешивы.

Р. Натан Адлер не писал книг и не делал даже кратких заметок. Он говорил, что мудрецы разрешили записывать Устную Тору только тому, кто забывает изученное, – однако, если человек помнит все, что изучил и открыл в Торе, он по-прежнему подпадает под запрещение. Поэтому он позволял себе лишь ставить значки и пометки на полях прочитанных книг (Сарей амеа 1:7).

Р. Натан Адлер был призван в Небесную Ешиву двадцать седьмого элуля 5560 /1800/ года.

Его толкования Торы и псаки (законодательные решения) приведены в книгах его ученика р. Моше Софера – Торат Моше (Тора Моше) и Хатам Софер (Печать переписчика). 

Из книги "Еврейские мудрецы", изд. Швут Ами

Эта книга в магазине: Еврейские мудрецы