Главная Наука и Образование В поисках еврейской старины

В поисках еврейской старины

E-mail Печать PDF
– В Еврейском культурном центре на Никитской в Москве прошла презентация группы ученых-этнографов и филологов, членов Центра научных работников и преподавателей иудаики в ВУЗах "Сэфер".

Они выиграли грант на проект "Этнографические экспедиции к евреям-старожилам" в рамках программы "Grassroots 2009", поддерживаемой Нью-йоркской федерацией и фондом "Genesis .

Ближайшая подобная экспедиция отправится в Черновцы в мае этого года.

Презентация была посвящена восприятию Пурима в еврейских общинах Украины.

Преподаватель Центра Библеистики и Иудаики РГГУ Мария Каспина рассказала о любопытных добавлениях, которые делали в Средние века для объяснения "темных мест" "Мегилат Эстер" - к примеру, известной историей с царицей Вашти, не захотевшей выйти к своему мужу и замененной на Эстер.

"Обычно в комментариях говорилось, что Ахашверош требовал, чтобы Вашти вышла к нему обнаженной, только с короной на голове, потому она и отказалась", - отметила М. Каспина.

Она также рассказала, что интервью с представителями старшего поколения украинских евреев, помнящих "живую жизнь" общин дали возможность услышать местный билингвизм – когда в рассказ на русском языке вставляются слова на идиш и наоборот.

"Поэтому мы просили интервьюируемых повторять свои рассказы дважды – по-русски и на идиш", – резюмировала Мария Каспина.

Коллега М.Каспиной, Александра Полян рассказала о различных обычаях Пурима и истоках их возникновения.

Первый ее рассказ был посвящен знаменитым "гоменташен" – треугольным сладким пирожкам, название которых упорно переводят как "уши Амана", хотя на самом деле "таш" это "сумка".

"Переименование" пирожков произошло в результате народного переосмысления их формы: стали говорить, что они пекутся в память того, что у Амана якобы отрезали уши, или в память о том, что у Амана была треугольная шляпа, как у Наполеона (источником этого толкования послужил лубок XIX века).

При этом, похоже, что гоменташи не были единственным "пуримским" блюдом. Сохранились глухие упоминания о неких пельменях, которые делали к этому празднику.

Еще одним пуримским обычаем, широко практиковавшимся в местечках, был карнавал, похожий на украинское колядование. Причем ряженые заходили как в еврейские, так и в нееврейские дома. Сами евреи сравнивали свой праздник сукраинской Маланкой.

Сотрудник Института славяноведения д-р Ольга Белова, говоря о восприятии Пурима нееврейским населением, отметила, что в этом восприятии соединялись точные детали наблюдаемого им и совершенно фантастическое восприятие самого праздника.

Сам праздник часто назывался "еврейской масленицей", "еврейским крестцами", поскольку действительно иногда оказывался по хронологии близко к масленице.

С другой стороны, крестьяне, имевшие весьма смутное представление об истории иудаизма и христианства, считали, к примеру, что Аман якобы хотел насильно крестить всех евреев (такое поверье было в конце 19 века зафиксировано в Виленской губернии).

А то, что на роль Амана в пуримшпилях часто приглашали христиан, породило поверье, связывавшее убийство Амана с тем, что "жиды Христа распяли".

Впрочем, иногда такой карнавал оборачивался трагедией. Так случилось в 1827 году, когда по доносу недоброжелателей евреи в Слониме были обвинены в том, что использовали во время карнавала статую с придорожного распятия.

Несмотря на то, что местный помещик и ксендз провели собственное расследование и выяснили, что статую никто не трогал (перед собой же евреи несли и подвергали поруганию чучело Амана), многие евреи были наказаны плетьми, а несколько человек – и вовсе приговорены к каторжным работам.

Коснувшись вопроса об этнографических экспедициях, О. Белова подчеркнула, что это очень важное мероприятие, поскольку таким образом удается зафиксировать последние остатки коллективной памяти о быте и обычаях евреев Восточной Европы.

В ходе презентации демонстрировались фрагменты интервью – на русском и идиш – с опрашивавшимися участниками предыдущих экспедиций евреями - жителями Западной Украины.