Главная Общины и Традиции Фарбренген в МЕОЦ

Фарбренген в МЕОЦ

E-mail Печать PDF
- В Московском еврейском общинном центре состоялся фарбренген, посвященный 60-й годовщине смерти шестого Любавичского Ребе Йосефа-Ицхака Шнеерсона и 59-й годовщине принятия звания Ребе его зятем, Менахемом-Мендлом Шнеерсоном.

Специально прибывший в Москву из Израиля раввин Велвл Славин в своем выступлении, посвященном Ребе, напомнил слова мудрецов о том, что в каждом поколении есть человек, подобный Моше-рабейну, то есть такой человек, душа которого в значительной части схожа с душой Моше.

Именно таким человеком, по словам рава Велвла, и был Ребе Менахем-Мендл Шнеерсон. Он обратил внимание на следующую параллель – Моше-рабейну был седьмым по счету еврейским лидером, начиная с Авраама, а М.-М.Шнеерсон стал Седьмым Любавическим Ребе.

И если Моше-рабейну объединил духовное и материальное в жизни евреев, то Ребе, по словам рава Славина занимался тем, что вводил Тору в повседневную жизнь еврея.

В качестве примера подобного введения раввин Славин привел проводившуюся Ребе кампанию по установке евреями мезуз.

"Разве евреи раньше не ставили мезузу? Ставили. Но если раньше дом, к примеру, грабили, то еврей сначала звал полицию, потом ставил на окна решетки, и только потом на всякий случай проверял – в порядке ли мезуза.

Действия Ребе привели к тому, что к мезузе относятся куда более серьезно. Теперь жена говорит мужу после ограбления, что она не будет ночевать в доме, пока не будет проверена мезуза.

Таким образом, мезуза стала нее менее важным элементом сохранности дома чем замки или охранники", - отметил рав Велвл.

"Ребе приближал Тору к нам, делал ее ежеминутной частью нашей жизни", – сказал он.

Коснувшись вопроса о приходе Машиаха рав Славин подчеркнул, что во многом скорость прихода Машиаха зависит от того, насколько тщательно евреи будут выполнять положенные мицвот.

Раввин и сойфер Элиягу Бар в своем выступлении передал ходящий среди хасидов ХАБАДа рассказ об обсуждении кандидатур Седьмого Любавичского Ребе среди хасидов, живших в 1950 г. в Израиле.

По его словам, возможных преемников у Йосефа-Ицхака Шнеерсона было два – старший и младший зятья (и Менахем-Мендл Шнеерсон был как раз младшим).

Как рассказал рав Бар, во время дискуссии большинство хасидов склонились к тому, что Седьмым Ребе станет все же старший зять. Однако в этот момент один из хасидов, который работал в секретариате Ребе, вспомнил о Менахеме-Мендле и назвал его вором.

"Его спрашивают – почему ты назвал его вором? Он отвечает: я назвал его так, поскольку он постоянно скрывает себя, как это делает вор, но именно так и ведет Ребе, поэтому он и будет Ребе", - рассказал раввин Бар.

Но лишь через год М.-М.Шнеррсон, согласившись на многочисленные уговоры хасидов, поднялся на фарбренгене в синагоге "770" и сказал свой первый маамар.

А раввин синагоги в Отрадном "Даркей шалом" Довид Карпов рассказал историю о том, как в1940-х годах, благодаря советам Ребе Раяца (в том числе и полученным во сне), молодой раввин смог справится со своими врагами в среде руководства общины и отстоять занимаемое синагогой здание.