Главная Статьи Кто смеется последним? Размышления об арабо-израильском конфликте

Кто смеется последним? Размышления об арабо-израильском конфликте

E-mail Печать PDF

Ишмаэль и Ицхак: противоборство смеха

Первопричины противостояния на Ближнем Востоке кроются в... смехе. У Ицхака и Ишмаэля смех возникает по совершенно разным причинам.

Что ни год, то очередная эскалация напряженности на Ближнем Востоке. Аналитики и журналисты, публицисты и комментаторы с готовностью размышляют на заданную тему и предлагают варианты решения. Одни заняты поиском решений, другие углубляются в историю арабо-еврейских отношений. Однако и те, и другие считают происходящее конфликтом интересов. Анализ ситуации ограничивается универсальными категориями: мир-война, моё-твоё.

Без упоминания дополнительных источников такой подход представляется поверхностным. Информация, приведенная в Торе, а также история отношений между мусульманами и евреями, могут пролить свет на многолетний ближневосточный конфликт.

«Вспомни дни древние, помысли о летах прежних родов; спроси отца твоего, и он возвестит тебе, старцев твоих, и они скажут тебе» (Дварим 32:7). Давайте же углубимся в еврейскую историю.

Когда праотцу Аврааму было сто лет, Всевышний сообщил ему о том, что он станет отцом. Услышав это, его жена Сара засмеялась, и тогда Творец спросил: «Почему смеется Сара? Разве есть что-нибудь, что Б-гу недоступно?!»

Когда долгожданный ребенок появился на свет, он получил имя Ицхак, от слова «цхок» (смех). Праматерь Сара сказала: «…Ибо смешное сделал со мной Б-г». Но разве Творец не разгневался на нее из-за этого? Почему Ицхака назвали словом, которое передает нежелательную, казалось бы, эмоцию?

Комментаторы Торы поясняют, что есть два разных вида смеха. Первый — это реакция на что-либо. Второй — выражение радости и веселья.

Имя человека выражает его сущность и влияет на него. Жизнь Ицхака была неразрывно связана со смехом. Ишмаэль, его брат по отцу, рожденный служанкой Агарью, оказывал дурное влияние на Ицхака. Тора пользуется для этого глаголом «мецахек», который можно перевести двояко: насмехаться и веселить.

Смех — это одно из базовых отражений эмоционального состояния, наряду с плачем или криком. Плач является реакцией на горе и потерю. Однако смех представляет собой куда более глубокое чувство. Мы смеемся, когда находится выход из безвыходной ситуации. Мы смеемся, когда собеседник высказывает глупые и нелогичные взгляды. Играя в песочнице, дети весело и беззаботно смеются, демонстрируя свободу действий.

Несмотря на то, что Авраам и Сара верили в Б-га, они инстинктивно считали законы природы отдельно взятой реальностью. Поэтому Сара, возраст которой приближался к столетнему, отреагировала смехом на казавшееся ей иррациональным обещание.

Всевышний приказал Аврааму выйти. Мидраш объясняет, что Творец хотел, чтобы Авраам вышел из границ материального мира. Законы природы не являются абсолютными — Б-г в любой момент может ими пренебречь. Поэтому, когда родился Ицхак, он получил имя, которое выражает иррациональность его появления на свет, а также смех, являющийся реакцией на счастье.

В этом мире на каждое положительное явление приходится отрицательное. Отрицательным героем в случае с Ицхаком был Ишмаэль. Он тоже обладал потенциалом смеха, но совершенно другого свойства: смех Ишмаэля был связан с идолопоклонством, кровопролитием и развратом.

Каждый из этих грехов опирался на смех. Идолопоклонство может быть вызвано насмешливым отношением к монотеизму. Кровопролитие может стать результатом ненависти или страха, но оно также может быть вызвано легкомыслием по отношению к человеческим жизням. Разврат же изначально является следствием недопустимой фривольности.

Итак, перед нами два типа смеха. Первый олицетворяет Ицхак, который относился ко всем проблемам и препятствиям в этом мире, как ко временному явлению. Он знал, что Б-г управляет человечеством, и это знание наполняло праотца счастливым смехом. См. «Тогда наполнятся уста наши смехом» (Теиллим 126:2).

Ишмаэль обладал похожим типом характера, но использовал свой потенциал исключительно во вред. Он смеялся над священными основами жизни и смеялся, чтобы снять с себя ответственность за поступки. Смех Ишмаэля был деструктивным. Неслучайно Ишмаэль жил в пустыне и вел жизнь кочевника, лишенную каких бы то ни было ограничений и рамок.

Атрибутами арабо-израильского конфликта являются кровавое противостояние и насилие. Кроме того, нас должен заботить тот факт, что арабы приписывают себе ключевые вехи еврейской истории: «Храмовая гора — это древняя мечеть, никоим образом не связанная с евреями. Хеврон — место захоронения Авраама и его любимого сына Ишмаэля». И так далее.

Вот он, смех в его зловещем виде. Нацисты хотел уничтожить нас физически, но они не пытались присвоить наше духовное наследие. Христиане объявили себя «Новым Израилем» и в качестве священного города утвердили Рим. Мусульмане же демонстрируют свое аврамическое происхождение, утверждая, что они-то и являются настоящими «евреями», и что Иерусалим принадлежит именно им.

Представьте себе две ситуации. Первая: владелец дома слышит стук в дверь. На порог врываются вооруженные грабители, избивают домочадцев, грабят имущество и под конец поджигают дом.

Вторая ситуация: владелец дома возвращается вечером с работы и обнаруживает за дверью вора. Преступник смотрит на него с удивлением: «Ты кто такой? Я — хозяин этого дома, это моя жена, мои дети, мое имущество. Если ты не уйдешь, я вызову полицию».

Какая из этих ситуация представляется более абсурдной и потому более угрожающей?

Неслучайно конфликт с Ишмаэлем активизировался именно в нашу эпоху. Немало евреев относятся к Торе и ее заповедям пренебрежительно и насмешливо. Если мы будем относиться к Б-гу серьезнее, Он станет серьезнее относиться к нам самим.

Во время очередного полета моим соседом оказался светский израильтянин. Разговор очень быстро перетек в религиозную плоскость. Визави безапеляционно заявил: «Я верю только в Десять Заповедей. Кто сказал, что всё остальное, написанное в Торе, — правда, а не выдумки раввинов?»

Через мгновение, когда к темам нашей беседы стала примешиваться политика, я спросил собеседника, который оказался человеком правых взглядов: «Кстати, а с чего вы решили, что Эрец-Исраэль принадлежит евреям?» Пассажир взвился: «Это же написано в Торе!..»

Возможно, Б-г хочет преподнести нам важный урок: если мы не будем верить в Его Тору, окружающие народы перестанут воспринимать нас всерьез. Если мы будем отмахиваться от заповедей, народы мира будут пренебрегать нашим национальным наследием. «Относитесь ко Мне серьезно, — намекает Творец, — и вы не станете посмешищем».