Главная Статьи Бережное отношение ко времени на ярмарке

Бережное отношение ко времени на ярмарке

E-mail Печать PDF

 Хафец Хаим — Бережное отношение ко времени на ярмарке

Человек должен все время помнить о том, что постоянное обиталище его души — это вышний мир. Известно, что души были сотворены в начале творения мира (Раши говорит это в своем комментарии к трактату Йевамот, 53, на слова: «Тело…»; это записано в Мидраше) и жилище их — у Престола Б-жественной Славы. Там — место постоянного пребывания всех душ Израиля, сюда же они приходят лишь для того, чтобы чуть-чуть пожить в мире Действия, приобретя заслугу изучения Торы и совершения добрых дел, а затем вновь вознестись к Б-гу.

Представьте себе: некий человек отправился в далекую страну на громадную ярмарку, чтобы продать или купить дорогие товары, которых в его собственной стране не достать. И в ту самую минуту, когда сделка почти уже заключена, подходит к нему некто и говорит: «Посмотри, какие газеты у меня есть!

Почитай-ка их — такое удовольствие получишь!» Прогонит его этот человек от себя и закричит ему: «Поди прочь! Пока ты меня отвлекаешь, я каждую секунду теряю деньги! Разве ты не знаешь, что я проехал много сотен верст, добрался до чужой страны, и все лишь затем, чтобы оказаться на этой грандиозной ярмарке и заработать на ней денег на пропитание семье на весь год! А ты предлагаешь мне потратить время впустую на эти глупые газеты!»

О чем эта притча, ясно само собой. Постоянное место проживания души — в высшем мире, именно там ее вечный дом, согласно слову Писания: «Пришелец (…) временный житель, как все отцы мои». И только для того, чтобы не была душа вынуждена есть незаработанный «хлеб позора», низвергают ее сюда, на землю, на короткое время (так что в этом мире она на положении пришельца в чужой стране), для того чтобы она приобрела заслугу изучения Торы и совершения добрых дел. А когда она оказывается здесь, на земле, злое начало постоянно соблазняет ее потратить время на чтение всяческих газет и тому подобное времяпрепровождение. И нужно прогонять злое начало и говорить ему: «Разве ты не знаешь, что я спустилась сюда, преодолев многие сотни тысяч верст от места моего обитания, совсем на чуть-чуть и только затем, чтобы приобрести товар, который должен обеспечить мне вечное блаженство? А ты отвлекаешь меня всякими глупостями! Что я отвечу Пославшему меня, если вернусь домой с пустыми руками?»

Это поможет понять, что сказало Писание о Моше, учителе нашем, да пребудет он в мире: И назвал он имя одного (своего сына) Гершом, ибо сказал: «Пришельцем был я в стране чужой»; а имя другому дал Элиезер, ибо (сказал): «Б-г отца моего — в помощь мне». Ведь сам по себе стих непонятен: следовало Моше назвать первого сына Элиезером в память о чуде! И кроме того, для чего напоминать, что «пришельцем был я…»? А наши слова делают стих просто восхитительным: Моше, учитель наш, ведь пришел к Итро, а тот пока еще не принял иудаизма, и дела его не стали праведными (мы знаем это, поскольку в дальнейшем Писание приведет слова Итро: «Теперь узнал я, что более велик Б-г, чем все идолы», — значит, перед тем, как разъяснил ему это Моше, учитель наш, да пребудет мир на нем, он этого не знал!). Получается, Моше, учитель наш, боялся, что приучится поступать так же, как Итро, поэтому и назвал своего сына Гершом, сказав: «Ибо пришельцем был я…» Он хотел, чтобы у него перед глазами всегда было напоминание о том, что он в этом мире лишь на положении пришельца в чужой стране, которому придется затем возвратиться к своим корням, в обитель вечносущих: ведь именно там место «его постоянного жительства, как всех его отцов». (Писание так и говорит: «Пришелец я на земле, временный житель, как все мои отцы».) Моше, учитель наш, знал, что это напоминание поможет ему очень внимательно относиться ко всем своим делам.

Торат га-Байт, 4